Женские секреты

Никаких признаков госпереворота — Ирина Гаглоева о ситуации в Южной Осетии

Никаких признаков госпереворота — Ирина Гаглоева о ситуации в Южной Осетии

Прощание с Иналом Джабиевым собрало в центре Цхинвала около 6 тыс. человек. Иллюстрация: osinform.org

Смерть 30-летнего цхинвальца Инала Джабиева после избиений в ИВС привела в конце августа к акциям протеста возмущенных жителей Южной Осетии. После смерти Джабиева стало известно, что признательные показания по делу о нападении на главу МВД Игоря Наниева выбивали и из Николая Цховребова и Герсана Кулумбегова. Люди потребовали наказания виновных. Президент Анатолий Бибилов отстранил от должности главу МВД, отправил в отставку весь состав правительства, задержаны восемь сотрудников правоохранительных органов, прокуратурой заведено уголовное дело. Не удовлетворено требование, которое звучало от участников митингов и которое подписали 23 из 34 депутатов парламента, — отставка генерального прокурора Урузмага Джагаева. О том, какое положение дел в Южной Осетии сегодня, в интервью EADaily рассказала глава медиацентра «Ир» Ирина Гаглоева.

— Официальные СМИ продолжают публиковать призывы прекратить акции с требованием «незаконной смены власти», хотя в последние дни митингов и не было. Как бы вы оценили сейчас, когда прошло больше недели с трагедии с Иналом Джабиевым, обстановку?

— Обстановка в Цхинвале остается напряженной, в республике серьезный политический кризис, назревавший давно. Власти избрали неверный путь. Вместо того, чтобы активно взяться за расследование, а также проведение соответствующей работы в правоохранительной системе, заняли оборонительную стратегию. Конечно, прозвучали слова об объективном расследовании, были отстранены ряд руководителей, задержаны подозреваемые в избиениях, но очевидно, что это полумеры. Зато активно начали раскачивать тему отставки. Власть начала ожесточенно обороняться от проблем и вопросов, которые перед ней стало ставить общество и группа депутатов. Так, например, вопрос отставки президента депутатами не ставился. Он звучал на митингах, тем не менее власть упорно делала на это ставку и пытается убедить население в попытке смены власти. Подчеркиваю, что депутаты ни от партии «Ныхас», ни от Народной партии, ни от «Единства народа» такого вопроса не ставили.

Власти имитируют какую-то деятельность, сводящуюся в основном к попыткам демонстрации своей «правды». Причем складывается впечатление, что делают они это для Москвы. Это и митинг в поддержку власти, и обращения, и т. д.

Хочется надеяться, что предложенная президентом комиссия по расследованию этой трагедии все-таки заработает и туда войдут представители всех общественных сил.

— Достаточны ли меры, которые приняли власти после смерти Инала Джабиева, для стабилизации ситуации?

— Власти упорно не хотят слышать общественное мнение. Конечно, определенные меры были приняты, но основные требования конституционного большинства парламента и общества власть отказывается принимать во внимание, это усугубляет ситуацию. Потерпевшие от произвола правоохранителей находятся в тяжелом положении, и здесь тоже все непонятно. При этом очевидно, что эти вопросы решаемы.

— Лана Парастаева с первых дней трагедии рассказывает в «Фейсбуке» о положении, в котором оказались и другие избитые в ИВС. Мать Николая Цховребова обратилась к президенту РФ Владимиру Путину с просьбой «заступиться за граждан России». Какие действия могли бы быть существенной помощью для пострадавших?

— Большое спасибо Лане за четкую работу, которая помогла сдвинуть ситуацию с мертвой точки. Но опять… полумеры. Пострадавшим по вине государства надо оказать серьезную медицинскую помощь. Срочно. Не делают. Тянут. Только обещают. Отсюда и мольбы о помощи к Путину, к кому угодно, кто поможет. И это беспредел.

— Насколько, по-вашему, соответствуют действительности обвинения властей в том, что лидеры оппозиции пытаются совершить «госпереворот» и используют эту трагедию «в своих корыстных целях»?

— Не знаю. Впервые об этом я услышала от властей. Не вижу никаких признаков «госпереворота». Власть просто пытается уйти от решения вопросов, которые перед ней поставила общественность и депутаты. Общество хочет законности и правопорядка, и требует этого в рамках закона.

— Кроме обвинений в адрес оппозиции, от президента Анатолия Бибилова прозвучал упрек и в адрес женщин, которые в первые дни акций требовали его отставки. На митинге сторонников Бибилова 4 сентября он заявил: «Мы должны прийти к тому, чтобы решения принимались мужчинами… Мы, мужчины, должны сделать так, чтобы женщины не выходили на площадь и не орали…» Как вы оцениваете такие заявления из уст президента РЮО?

— Грустно было слышать все это. Даже не буду комментировать.

— Вячеслав Гобозов назвал митинги в Цхинвале революцией справедливости. Вы согласны с его мнением?

— Вячеслав Гобозов дал блестящий анализ сложившейся реальности. Но с обозначением «революцией» происходящего не совсем согласна. Это протестные действия. Целью их является обратить внимание на проблемы в правоохранительной системе, где применение пыток, избиений для получения признательных показаний за последние годы стало все чаще применяться. Протесты направлены исключительно на то, чтобы заставить власть соблюдать закон, начать реформы и перемены.

Источник