Женские секреты

Отношения Минска и Москвы — при чем здесь российские СМИ?

Отношения Минска и Москвы — при чем здесь российские СМИ?

Иллюстрация: eurasia.expert

За последние месяцы направленность белорусско-российских отношений менялась несколько раз. Еще в начале года у Минска и Москвы были серьезные противоречия по вопросами нефти и газа, перекинувшиеся позже и на сферу политических отношений, затем между сторонами вспыхнула информационная война, а сегодня все это сменилось периодом «братских отношений».

В первой половине года в Белоруссии не скрывали своего раздражения позицией России по ряду вопросов двухстороннего сотрудничества, а также в связи с непонятным поведением российской стороны накануне выборов белорусского президента. В течение президентской кампании Александр Лукашенко и его окружение открыто обвиняли Москву в подготовке беспорядков и финансировании оппозиции. Кроме того, на информационном поле развернулась настоящая война, в которой и Москва, и Минск порой использовали приемы, совершенно не характерные для союзников. Однако все изменило 9 августа, когда в Белоруссии прошли президентские выборы, а республику охватили массовые акции протеста. Оказалось, что единственным, кто подставил плечо Александру Лукашенко в его борьбе за власть, стала Москва, которую еще недавно винили в стремлении погрузить республику в хаос.

За прошедший после выборов месяц Лукашенко оказался вынужден изменить свое отношение к России, которая снова превратилась в надежного союзника, готового всегда прийти на помощь. Более того, оказалось, что именно Москва помогла официальному Минску организовать противостояние белорусской оппозиции в информационном пространстве, где власти республики, по их же словам, ранее полностью проиграли своим оппонентам. При этом особая благодарность за организацию работы российских СМИ в стране была высказана российскому послу в Белоруссии Дмитрию Мезенцеву. По словам Лукашенко, российский дипломат «буквально за эти месяцы сделал столько, сколько предыдущие послы не делали за годы».

«Дай бог, чтобы российский посол и дальше так работал. Нас это удовлетворяет», — заявил белорусский руководитель.

Отношения Минска и Москвы — при чем здесь российские СМИ?

Дмитрий Мезенцев и Алекснадр Лукашенко

Примечательно в данном случае то, что такая благодарность российскому послу не совсем соотносится с тем, что происходило с представителями российских СМИ в Белоруссии в течение последнего времени, и какое отношение у диппредставительства было к происходящему.

Стоит напомнить, что Дмитрий Мезенцев заменил на посту главы диппредставительства РФ в Белоруссии Михаила Бабича, которого в Минске, мягко говоря, недолюбливали из-за его жесткой позиции по вопросам двухстороннего сотрудничества. Нынешний посол приехал в белорусскую столицу более года назад и сразу дал понять, что его главная задача сглаживать острые углы в отношениях двух стран. Фактически Мезенцев выбрал тактику находившегося в Минске с 2006 по 2018 год в качестве главы посольства Александра Сурикова, полностью подыгрывавшего политике официального Минска и не предпринимавшего никаких активных действий на территории республики.

Мягкая позиция Мезенцева проявилась не только в отсутствии каких-либо резких заявлений относительно разраставшегося с конца 2019 года конфликта между Минском и Москвой, но и в его позиции касательно защиты интересов российских граждан и средств массовой информации в Белоруссии. То есть именно за то, за что его недавно похвалил Лукашенко.

В первом случае можно вспомнить ситуацию с двумя россиянами, которые угодили за решетку после взрыва салюта на Дне независимости в Минске 3 июля 2019 года. Граждане РФ, которые изначально отказывались признавать свою вину в произошедшем, указывая на ряд проблем в процессе закупки фейерверков и организации самого салюта со стороны белорусских военных, практически сразу были задержаны и оставались до суда в СИЗО. При этом никаких открытых заявлений и действий в отношении россиян посольство РФ так и не сделало. В итоге, их приговорили к трем годам колонии-поселения, а представители Минобороны Белоруссии оказались в стороне.

Не менее спорную позицию занимало посольство Мезенцева и во время развернувшейся информационной войны белорусских и российских СМИ во время пандемии коронавирусной инфекции. Стоит напомнить, что в начале мая на «Первом канале» вышел сюжет Алексея Кручинина о ситуации с Covid-19 в белорусском городе Столбцы, в котором он заявил о резко выросшем количестве зараженных коронавирусом и смертей. При этом журналист отметил, что власти Белоруссии не реагируют на рекомендации ВОЗ ужесточить меры дистанцирования и перенести все массовые мероприятия. После этого российскую съемочную группу лишили аккредитации в Белоруссии, а Кручинина депортировали из страны за «распространение сведений, не соответствующих действительности». В ответ посольство России не высказало никакого протеста, а Мезенцев лишь констатировал, что, если государственные СМИ Белоруссии «оценивают тот или иной репортаж как фактор, негативно влияющий на систему наших отношений», согласиться с этим он не может, так как «читатель, зритель или слушатель имеют достаточный опыт, могут самостоятельно сделать для себя выводы, исходя из медийного материала». При этом дипломат отметил, что не будет комментировать высылку журналиста, а лишь заметит, что «нельзя драматизировать или политизировать, как нельзя избыточно переоценивать значение того или иного репортажа, потому что это всегда субъективная личная оценка человека». Хотя, по его словам, работа журналиста «требует и куда более взвешенного отношения к тому, что волнует других людей», что необходимо учитывать «при определении тональности в подаче того или иного материала». Проще говоря, российский журналист оказался сам виноват в том, что произошло.

Этот случай схож с тем, как себя вел в прошлые годы и Александр Суриков. Особенно, в конце 2016 — 2017 годах, когда в Белоруссии гремело дело белорусских публицистов Дмитрия Алимкина, Сергея Шиптенко и Юрия Павловца.

Отношения Минска и Москвы — при чем здесь российские СМИ?

Суд над Дмитрием Алимкиным, Сергеем Шиптенко и Юрием Павловцом

Тогда их обвинили в разжигании межнациональной вражды за то, что они критиковали сближение белорусской власти с националистами и фактический отказ Минска от дальнейшей интеграции с Россией. Кроме того, они одними из первых предсказали возможность развития ситуации в республике по украинскому сценарию — то есть именно то, что сегодня и можно наблюдать в Белоруссии. Однако тогда Суриков не только не разобрался в ситуации, но и, не читая публикаций, обвинил их в экстремизме.

«Это белорусские граждане, это процессуально белорусское дело, это радикальные журналисты… Сомневаемся, что они истинные патриоты страны, в которой они живут и являются ее гражданами», — сказал тогда Суриков, отметив, что публицисты способствовали «разрушению братской дружбы».

При этом, даже после того, как оказалось, что дело было полностью сфальсифицировано, а они выступали за сближение двух стран и развитие дружеских отношений между народами, российский посол не высказал ничего. Таким образом, Суриков не решился идти против белорусских властей, которые на протяжении нескольких лет боролись с теми, кто пытался открыто говорить о развитии в стране русофобии и национализме. Не знать об этом в российском посольстве ни тогда, ни сегодня, конечно, не могли.

Невнятной оказалась позиция нынешнего главы российского посольства и в первые дни массовых протестов в Белоруссии. Тогда в Минске был задержан ряд российских журналистов, в том числе и с применением силы. Правда, через некоторое время всех их отпустили, хотя некоторым и предписали покинуть страну, так как они работали в Белоруссии без аккредитации. Однако в российском посольстве реакция на происходящее была более, чем сдержанная. Там лишь призвали «представителей российских СМИ быть предельно осторожными при выполнении редакционных заданий» и «по возможности избегать массового скопления людей». При этом им напомнили, что «осуществление журналистской деятельности без аккредитации на территории Белоруссии является нарушением белорусского законодательства». Более того, Мезенцев заявил, что решение об освобождении российских журналистов является «заинтересованным и товарищеским шагом Белоруссии» и призвал не трактовать их задержание как «угрозу стратегии братских, товарищеских, исторических отношений, особенно в год 75-летия Победы в Великой Отечественной войне».

Стоит отметить, что в дальнейшем задержания журналистов из России в Белоруссии продолжились. Комментируя такое отношение белорусских властей к российским СМИ Мезенцев заявил, что «эта политическая тема сейчас в зоне особого внимания журналистских коллективов и их руководства, но при этом мы не раз говорили, что нарушать тот режим аккредитации, который определен и очевидно понятен, полагаем, не следует». Впрочем, это не означает, что российское посольство ничего не делало для освобождения граждан РФ, однако его официальная позиция вызывала и продолжает вызывать у наблюдателей неоднозначные чувства.

Отношения Минска и Москвы — при чем здесь российские СМИ?

Задержание журналистов «Дождя»

В сложившейся обстановке возникает вопрос о том, в связи с чем Александр Лукашенко поблагодарил Дмитрия Мезенцева? По всей видимости речь идет о появлении в Белоруссии российских журналистов, и переориентации направленности информационных сообщений СМИ России в отношении Белоруссии и ее президента.

Как известно, после жесткого разгона демонстрантов в Белоруссии начались увольнения из государственных СМИ, в том числе, и из близкого окружения главы государства. Одним из наиболее громких стал уход со своей должности главы президентского пула журналистов Дмитрия Семченко, который работал на главном телеканале страны ОНТ с 2009 года, «разоблачая», в том числе, и так называемые «фейки российских СМИ» о Белоруссии. Примечательно, что 10 августа он был задержан за участие еще в статусе государственного журналиста в одном из шествий протеста и осужден на 15 суток. В целом, за несколько дней забастовок с государственных и провластных каналов ушло довольно много специалистов, что стало существенно сказываться на качестве идеологического воздействия на белорусское общество. Именно тогда Александр Лукашенко заявил, что он готов заменить уволившихся российскими журналистами.

О том, что представители СМИ России прибыли в Белоруссию для работы, стало известно еще 19 августа, когда поддержавших забастовку сотрудников Белтелерадиокомпании сотрудники милиции не пустили в здание, где они работали. Тогда оказалось, что в студии вместо них уже работают российские режиссеры, технический персонал и кинооператоры. При этом отмечалось, что все они так или иначе связаны с каналом RT (Russia Today), хотя главный редактор телеканала Маргарита Симоньян и заявила, что редакция хоть и готова помочь белорусским коллегам, когда они «вежливо попросят», но в Минске журналистов RT нет (сегодня их в Белоруссии уже более трех десятков).

21 августа происходящее прокомментировал сам Лукашенко, который напомнил «выскочившим на улицы», что в стране незаменимых нет.

«Я попросил россиян: дайте нам 2−3 группы журналистов на всякий случай. Это 6 или 9 человек с самого продвинутого телевидения. И наша молодежь пусть посмотрит, как работают. Слушайте, эти еще 2−3 группы не приехали, а половина тех, которые постились и бегали вокруг Белтелерадиокомпании, — назад. Я говорю: ну ладно, сегодня возьмем назад. Кто завтра уйдет — не принимаем», — сказал он, подчеркнув, что «мы россиянам не платим вообще», так как у белорусского лидера есть «6 или 9 человек в России друзей, которые поддержат этих людей».

После этого государственные телеканалы Белоруссии снова вернулись к прежней риторике, а участие российских специалистов в их работе стало видно невооруженным глазом. Достаточно вспомнить, что телеведущие стали говорить вместо «Беларусь» «Белоруссия», а бегущая строка во время телесюжетов порой выходила на украинском языке, либо с ошибками на белорусском.

Одновременно за последний месяц направленность тематики российских телеканалов по Белоруссии практически стала идентичной с тем, о чем говорят белорусские государственные СМИ. Главным стало неприятие массовых протестов, возможность разворачивания в соседней республике украинского сценария, поддержка действий белорусских властей, а также возвращение темы белорусско-российской интеграции. Апогеем стало интервью Александра Лукашенко пяти представителям российских СМИ: корреспонденту «Первого канала» Антону Верницкому, ведущему программы «Вести» на телеканале «Россия 1» Евгению Рожкову, главному редактору радиостанции «Говорит Москва»» Роману Бабаяну и Маргарите Симоньян. В нем белорусский лидер предстал как истинный радетель за судьбу Белоруссии и защитник независимости республики, а также принципиальный сторонник белорусско-российкой интеграции и жесткий политик, который не допустит развала страны. При этом Лукашенко был представлен зрителю как простой человек со своими переживаниями, полный эмоций и даже обиды за то, что в стране есть те, кто не ценит всех его заслуг. В конечном счете, именно такой образ мудрого и все понимающего политика, близкого к народу, но четко знающего, что нужно делать для недопущения в стране хаоса, и нужен был сегодня простым белорусам. И именно такого Лукашенко российские СМИ, имеющие значительное влияние на массовое сознание в Белоруссии, уже давно не демонстрировали своим зрителям, читателям и слушателям.

Отношения Минска и Москвы — при чем здесь российские СМИ?

Интервью Александра Лукашенко

Таким образом, усиление присутствия российских средств массовой информации в Белоруссии является вполне ожидаемым явлением. При этом роль в этом посольства РФ в республике вряд ли стоит преувеличивать, особенно на фоне фактического бездействия российских дипломатов в Белоруссии за прошедшие после отъезда из Минска Михаила Бабича месяцы. Подобные решения возможны только на уровне руководства двух стран и основываются на скрытых от посторонних глаз договоренностях по вопросам дальнейшего политического взаимодействия. Как долго продлится нынешнее информационное сотрудничество Минска и Москвы, пока сказать сложно. Однако сегодня понятно одно — без помощи российских СМИ белорусским властям пришлось бы приложить гораздо больше усилий к изменению обстановки в стране в свою пользу. Достаточно вспомнить, что именно Россия указала широкой общественности на связь программы экс-кандидата в президенты Белоруссии Светланы Тихановской с националистами, что отпугнуло от протестующих значительную часть жителей страны. И, по всей видимости, в случае необходимости российские СМИ смогут еще не раз удивить белорусов.

Источник