Женские секреты

Откроет бюро: Саакашвили хочет реформировать постсоветское пространство

Откроет бюро: Саакашвили хочет реформировать постсоветское пространство

Остановить прослушивание

Efrem Lukatsky/AP

Экс-президент Грузии Михаил Саакашвили решил создать бюро по реформам на постсоветском пространстве. По его мнению, это позволит консолидировать реформаторов в одном месте, хотя как именно будет работать орган, он не пояснил. С точки зрения экспертов, предложение политика скорее самопиар, так как в бывших республиках СССР его никто не ждет. Как Саакашвили собрался покорять постсоветское пространство, разбиралась «Газета.Ru».

заявил о планах по созданию бюро по реформам для всего постсоветского пространства.

«Это будет большой международный центр для генерации идей и консолидации реформаторов на этом огромном пространстве, где живут сотни миллионов людей», — написал политик в Facebook.

С таким заявлением он выступил после встречи с послами Азербайджана и Казахстана на Украине — Эльмирой Ахундовой и Дарханом Калетаевым. Вместе с дипломатами Саакашвили обсуждал деятельность украинского совета по реформам, в особенности международные аспекты.

«Нацрада реформ становится большим международным магнитом для идей, инноваций и смелых решений, которые будут нужны множеству стран Европы и Азии. С нами начинает работать множество интересных людей», — заверил экс-президент Грузии.

Каких-либо значимых подробностей по международному бюро о реформах Саакашвили не представил, да и как именно он собирается консолидировать реформаторов на постсоветском пространстве, не пояснил.

Неоднозначное объявление по созданию бюро, вероятно, при поддержке украинского национального совета появилось на волне заявлений политика о его желании вернуться в Грузию и участвовать в предстоящих парламентских выборах в республике — что ставит еще больше вопросов о будущем «международной инициативы», да и о дальнейшей работе Саакашвили на Украине.

Однако вполне очевидно, что подобные предложения звучат именно от экс-президента Грузии, поскольку на Украине его не раз называли «великим реформатором» за его деятельность на родине. Собственно, разработки прорывных изменений ожидает от Саакашвили и Киев.

Великий реформатор?

При этом действительно ли можно назвать грузинского лидера «великим реформатором» — вопрос достаточно спорный. За десять лет президентства в Грузии у Саакашвили есть определенные успехи. Главной победой остается реформа МВД, практически убравшая серьезную коррупцию из органов правопорядка. Также в копилку успешных решений стоит записать налоговую и судебную реформы, позволившие значительно снизить уровень коррупции в Грузии.

Если же говорить об экономических решениях, которые часто приписывают в плюс Саакашвили, то тут все несколько сложнее. Введение правительством приватизации совпало с большими грантами финансовой помощи со стороны Запада, что в итоге привело к росту доходов бюджета государства.

Как заявил в разговоре с «Газетой.Ru» старший научный сотрудник Центра кавказских исследований МГИМО Вадим Муханов, реформы не были самоцелью Саакашвили во время его президентства, это лишь часть его политической и государственной деятельности.

«Их нельзя назвать его главным кредо, он действительно провел много реформ и преобразований, в частности в системе правления и безопасности, но все они в основном были направлены на поддержание его режима власти», — добавил эксперт.

На Украине пытаются представить его «великим реформатором», так как это выгодно нынешнему руководству, уверен Муханов: нельзя пригласить человека без соответствующей репутации для разработки изменений, поэтому они и поднимают его на щит.

При этом каких-либо прорывных реформ для Украины Саакашвили все еще не предоставил. Пока политик сосредоточился на украинской судебной системе, и его предложение можно описать всего двумя словами — массовые сокращения.

Согласно плану экс-президента, Украина должна ликвидировать административные, хозяйственные и общие суды, а вместо них создать окружной центр правосудия, то есть из 764 судов сделать 200 — якобы для облегчения доступа, ускорения их работы и повышения прозрачности.

«Будет Высший административный суд, в который граждане будут обращаться относительно решений государственных органов, Высший антикоррупционный суд, Высший суд по вопросам интеллектуальной собственности», — перечислял Саакашвили.

Само по себе предложение обсуждалось еще при прошлом президенте Украины Петре Порошенко, который рассорился с экс-лидером Грузии и выгнал его из страны несколько лет назад. Занимался этим украинский кабмин и с помощью реформы признал ВС Украины единой кассационной инстанцией, тем самым ликвидировав высшие суди и направив из них все кассационные дела в Верховный суд.

Одно это изменение в несколько раз увеличило нагрузку на ВС Украины, а то, что предлагает Саакашвили, может грозить полноценной остановкой всей судебной системы, и вряд ли при таких масштабах сокращения стоит ожидать «уменьшения работы» судов по тем или иным делам.

В дополнение к этому политик предлагает создать программу для автоматического распределения дел, позволить подавать иски онлайн, ввести прецедентное право, чтобы несколько судов не могли принимать разные решения по одному и тому же делу, а также устранить «множественность» системы контроля судов путем создания единого органа судебного контроля и ликвидации всех остальных.

Как пишут украинские СМИ, в Киеве к таким предложениям относятся с большой долей скепсиса, поскольку вряд ли их можно назвать «позитивными». Фонтанировать идеями экс-лидеру Грузии никто не запрещает, но и воплощать их в жизнь власти не спешат.

Курс на Грузию

В подобных условиях желание Саакашвили создать бюро реформаторов на постсоветском пространстве смотрится не слишком реальной идеей. С точки зрения Вадима Муханова, слова политика больше похожи на личный пиар.

«Постсоветское пространство — большое лоскутное одеяло с разными правилами игры, и на большую его часть Саакашвили в принципе не пустят в любом качестве.

Все его декларации связаны с его родиной, где на носу парламентские выборы, в которых будет участвовать детище Саакашвили — партия «Единое национальное движение», — отмечает эксперт.

На постсоветском пространстве за 30 лет было создано много структур, от которых осталась одна вывеска и, скорее всего, тем же закончатся потуги Саакашвили, считает Муханов. Он яркий грузинский политик, и перспектив в других странах у него мало.

Однако на родину Саакашвили путь закрыт, несмотря на все его заявления о подготовке возвращения — вряд ли ему удастся это осуществить до полной смены власти в республике. Бывший президент заочно приговорен к девяти годам тюрьмы за превышение служебных полномочий с применением насилия, организацию умышленного причинения тяжкого вреда здоровью и незаконное помилование заключенного.

Помимо этого, Саакашвили проходит по делам о растрате госсредств и превышении полномочий при разгоне мирных митингов. Как обещала министр юстиции Грузии Тея Цулукиани, по приезду в Тбилиси экс-президента ждет тюрьма.

«Мы приветствуем, если Михаил Саакашвили найдет в себе силы и прибудет в Грузию. Прямо на границе его ждет процедура задержания», — подчеркивала она.

Впрочем, если рассматривать последние заявления политика как попытку оказать влияние на парламентские выборы в Грузии для увеличения шансов своей партии, пока они не приносят больших результатов. По августовскому исследованию Survation, правящая партия «Грузинская мечта» имеет поддержку 52% избирателей, тогда как за «Единое национальное движение» готовы проголосовать только 19% грузин.

Да и самого Саакашвили поддерживают лишь 26% грузин, по январскому опросу NDI, тогда как мэр Тбилиси от «Грузинской мечты» Каха Каладзе набирает 34%. То есть даже на родине экс-президент уже не пользуется серьезной поддержкой населения.

Однако стоит признать одно — во время своего правления в Грузии он действительно попал в уникальную ситуацию, которая позволила провести ряд реформ. Как указывает Вадим Муханов, в случае Саакашвили совпали два главных фактора — карт-бланш от народа и хорошая ресурсная база.

«Он не нуждался в финансах в период преобразования Грузии, потому что из ЕС и США шли большие транши финансовой помощи. Это был эксклюзивный случай на постсоветском пространстве, многие попытались повторить это, но не смогли», — резюмировал эксперт.

Источник