Женские секреты

История уникального фестиваля лэнд-арта в Никола-Ленивце из первых уст — о цифрах и инвесторах, искусстве и героях

«Архстоянию» — 15

В этом году международный фестиваль лэнд-арта «Архстояние» отмечает 15-летний юбилей (темой мероприятия, которое пройдет с 4 по 6 сентября, станет «Лень»). В масштабах истории срок крошечный, в российской фестивальной же индустрии — весьма почетный. «Коммерсантъ Стиль» узнал у непосредственных участников, как развивалась территория арт-парка «Никола-Ленивец» и фестиваля, и обсудил планы на будущее.

История фестиваля началась задолго до первого выпуска в 2006 году. Точку на карте — Никола-Ленивец — еще в 1990-х нашел архитектор Василий Щетинин. Со временем к нему переехал и художник Николай Полисский, который довольно быстро от живописи перешел к работе с окружающим пространством — так, зимой ради забавы он решил построить армию снеговиков. Одному было не справиться, потому он позвал на помощь местных крестьян. Те смотрели на него как на чудака, но присоединились к совместному творчеству. После чего каждый год Полисский приглашал на природу друзей: отдохнуть и собрать объекты, которые раньше «жили» только на бумаге. Сам художник продолжал экспериментировать с природным масштабом, создавая арт-объекты из натуральных материалов.

Квартирник вместо фестиваля

В 2006-м стало понятно, что собираться вместе и презентовать необычные постройки уже маленькая традиция, которую нужно зафиксировать. Николай Полисский выступил идеологом фестиваля, его команда из местных крестьян — производственной бригадой, Василий Копейко — создателем фирменного стиля, а Антон Кочуркин и Юлия Бычкова собрали программу и авторов вместе. На первый фестиваль «Архстояние» в деревню под Калугой приехали 17 лучших архитекторов того времени. Каждый из них построил здесь арт-объект в своей стилистике — так появились первые знаковые произведения: деревянная кроватка на обрыве «Без названия» Александра Бродского, «Блиндаж» Алексея Козыря, «Николино ухо» Владислава Савинкина и Владимира Кузьмина и другие.

Некоторые из объектов сохранились до сих пор, другие же вросли в окружающий ландшафт или разрушились. Тогда авторы поняли, что всем в этом месте управляет природа, потому нет смысла спорить с ней — намного легче подчиниться и не нарушать ее уклад. Отсюда работа только с натуральными материалами: деревом, сеном, ветками, при этом не сорванными, а бережно собранными в округе, а также использование материалов повторно.

До современной инфраструктуры, хостелов и трансферов еще было очень далеко, а первых посетителей — друзей и журналистов — развлекали, как могли — местные жители учили экодизайну: плетению из березняка, строительству шалашей и кладке поленьев.

История уникального фестиваля лэнд-арта в Никола-Ленивце из первых уст — о цифрах и инвесторах, искусстве и героях

Николай Полисский

«Больших ожиданий тогда не было. Я был единственным автором »Никола-Ленивца», и, представляете, внезапно ко мне завалилось столько людей,— вспоминает Николай Полисский.— В то же время я понимал, что если хочется это место развивать, то нужно делиться. Я пошел на это сознательно. К тому моменту были только «АртКлязьма» и Грушинский фестиваль. Я посмотрел, как все проходило на «АртКлязьме» — мне не понравилось поведение художников, которые использовали все, что под руку попало, даже целлофан. В »Николе» я такого хаоса не хотел, поэтому позвал архитекторов — они более тактично относятся к пространству и природе». По словам Николая Полисского, первый фестиваль был квартирником, где единственным критерием было — без бетона. То есть поставили объект, посмотрели и разобрали. Ничего не делалось на века.

К появлению «Архстояния» приложили руку и бизнесмен Игорь Киреев, на деньги которого был отреставрирован местный храм, и благотворительный фонд Владимира Потанина — фестиваль выиграл грант 1 млн руб. в конкурсе, предназначенном для музеев. Именно образовательная программа фонда помогла нащупать успешную тропу, по которой нужно идти новому фестивалю. Хотя, по признанию основателей, зарабатывать на мероприятии они и не думали.

В то время директором фонда Потанина была Наталья Самойленко, вот, что она рассказала: «Тогда фестиваль был спорным проектом. Заявка, насколько я помню, подавалась от заповедника (национального парка «Угра».— «Коммерсантъ Стиль»), где была указана музейная деятельность. Поэтому проект мог участвовать в конкурсе. Финальное решение всегда принимало жюри с учетом самых разных обстоятельств. Мы до этого делали проект «Парк на один день» — как раз с Николаем Полисским, и нам показалось, что это был очень позитивный опыт, поэтому жюри большинством голосов заявку поддержало. И, как оказалось, не ошиблось в дальнейшей судьбе этого проекта».

Долгая дорога от деревни к арт-парку

Постепенно к арт-критикам, журналистам и небольшой группе друзей стали примыкать совершенно новые люди — первые посетители фестиваля. За сотни километров от Москвы поехали студенты художественных и архитектурных вузов, золотая молодежь, наслышанная о необычной деревне.

«Еще до того как я успела увидеть первые объекты первого фестиваля, меня совершенно заворожили пейзажи и ощущение побега в какой-то совершенно иной мир. Мир, в котором прямо сейчас, на твоих глазах, с нуля начинает строиться едва ли не новая, альтернативная цивилизация — в первых «Архстояниях» был столь редкостный сейчас дух утопии»,— вспоминает преподаватель истории искусства Ирина Кулик.

Несмотря на финансовые трудности первых лет и невозможность возводить самые желанные объекты, команда старалась не пропускать ни одного лета, чтобы провести фестиваль, при этом каждый год мероприятию давали тему: от «Границы» до «Ноева ковчега». В попытке заработать было решено проводить экскурсии, ведь помимо первых арт-объектов было что показать — деревню окружает национальный парк «Угра». Сегодня куратор «Архстояния» Антон Кочуркин признается, что автобусы туристов разбогатеть не помогли, но так об арт-парке узнало еще больше людей.

История уникального фестиваля лэнд-арта в Никола-Ленивце из первых уст — о цифрах и инвесторах, искусстве и героях

Антон Кочуркин

«Мы продолжали экспериментировать, причем не только с творчеством на полях, но и с жилой средой, с деятельностью, которую здесь создавали: постепенно открыли детский творческий лагерь, ландшафтную школу, арт-резиденцию, занялись фермерством, выращивая картошку и кабачки. Подобных практик было множество — многие крепко осели на территории и позволяют ей развиваться как устойчивой экосистеме до сих пор. Но амбиции постоянно росли»,— продолжает Антон Кочуркин.

В 2009 году фестиваль вышел на новую территорию — не по-партизански, как это было раньше, а вполне законно: на условиях взаимных договоренностей с руководством национального парка и тогдашним владельцем новых территорий компанией «Агросфера».

Творческие силы захватили заброшенные поля возле деревни Кольцово — здесь начали комплексно планировать ландшафтный парк «Версаль», грант на который удалось получить от Евросоюза, и строить необходимую инфраструктуру: кемпинг, кафе, парковки, пешеходные маршруты и, конечно, новые арт-объекты. Коллекция парка пополнилась очередными знаковыми объектами лэнд-арта — одна только «Ротонда» Александра Бродского, построенная в тот год, уже давно признана негласным символом «Никола-Ленивца».

Как вспоминают очевидцы, макет «Ротонды» Бродский нарисовал буквально на салфетке. «Идея с «Ротондой» пришла довольно быстро и полностью соответствовала задаче: нужно было создать объект, с которого открывался бы хороший вид. Идеальную точку выбрала команда »Никола-Ленивца», я же придумал форму. Где еще сегодня можно построить такой невероятный дом?» — рассказывает Александр Бродский.

В «Никола-Ленивец» начали приезжать приглашенные кураторы — в 2010 году фестиваль курировал художник Олег Кулик, за которым потянулось арт-сообщество. Несмотря на явные успехи, все эти годы продолжались поиски стабильного финансирования — команда «Архстояния» искала спонсоров в архитектурной нише, находила, но и этого было крайне мало для освоения огромных территорий. Пока однажды землей не заинтересовался инвестор.

Свобода как главное условие выживания

Интерес к «Никола-Ленивцу» президент группы компаний «Связной» Максим Ноготков проявлял еще с 2008 года: бизнесмен на протяжении нескольких лет помогал проекту финансово, но о постоянных инвестициях речи не шло. В 2010 году он решил купить 650 га «Никола-Ленивца» — к тому времени владелец земли и учредитель компании «Агросфера» Юрий Титков решил ее продать. С появлением нового инвестора все силы были брошены на создание гостевой инфраструктуры, появилась управляющая компания «Архполис», которая должна была вывести «Никола-Ленивец» на самоокупаемость. С 2011 года на фестиваль начали продавать входные билеты — всего за 300 руб. В 2013 году куратором фестиваля стала художник и продюсер Катя Бочавар, которая срежиссировала действие, подобно спектаклю. На следующий год к событию привлекли французского режиссера Ричарда Кастелли — получилось соединить европейский и российский языки современного искусства.

Посещаемость фестиваля выросла с 500 человек в 2006 году до 6,5 тыс. в 2013 году. А объем вложенных в развитие парка средств — до 700 млн руб. Кроме того, у фестиваля появилась отдельная, детская, версия. Однако в 2014 году в связи с банкротством Максима Ноготкова все вернулось на круги своя, а фестиваль снова остался на самообеспечении.

«Ноготков — это лучший инвестор, которого можно было бы найти в России, если не в мире. Внимательный, готовый к рискованным идеям, интересующийся всем, что происходит, с опытом работы над творческими пространствами, но даже работа с ним привнесла много такого, что начало душить экосистему сложного арт-проекта изнутри,— делится воспоминаниями Иван Полисский, управляющий партнер парка.— За деньгами потянулись страждущие варяги с маниловскими проектами, начала размываться идентичность места, но благодаря Максиму возникло и понимание, что современному искусству нужно эффективное хозяйство, которое, правда, сформировалось уже после его ухода. Сейчас Никола-Ленивец точно не ищет большого инвестора или партнера, атмосфера свободы и самоорганизации — обязательное условие выживания».

История уникального фестиваля лэнд-арта в Никола-Ленивце из первых уст — о цифрах и инвесторах, искусстве и героях

Сельпо, Николай Полисский, Архстояние 2015

Фото: Пресс-служба фестиваля «Архстояние»

Тяжелые времена решили пережить проверенным методом: ни в коем случае не отказываться от проведения события, вложить в него собственные деньги и исследовать новые территории. «Архстояние-2015» стало художественно-архитектурной интервенцией в деревню Звизжи, где архитекторы показали, как могут выглядеть действующие сельские пространства: «Сельпо» Николая Полисского, остановка по проекту Алексея Козыря «Бельведер Звизжский», «Музей сельского труда» Сергея Чобана и вход в деревенский клуб от бюро Archpoint. Этот год показал, что произведения искусства можно не только созерцать, прогуливаясь по лесу, но и функционально использовать. Это в очередной раз изменило концепцию фестиваля.

Арт-дома и заработки «Архстояния»

Упор на функциональную архитектуру надолго завладел умами команды. И если все предыдущие годы «Архстояние» занималось развитием парка между деревнями Звизжи и Кольцово, который выглядел как выставочный павильон, только без стен, то теперь было решено заняться общественными пространствами, где живут реальные люди. Последние три года фестиваль изучает пространства для жизни, создавая арт-объекты, в которых можно жить — так в парке появились дом «Штаб» арт-группы «Алыча» со встроенной скейт-рампой, дом на колесах «Кибитка 32 053» Рустама Керимова и Юрия Муравицкого и «Вилла ПО-2» Александра Бродского, собранная из бетонных заборов, найденных в округе.

«Зарабатывать «Архстоянию» приходится самостоятельно. Ежегодная выручка фестиваля и его детской версии вместе — около 10 млн руб.— складывается из продажи билетов, привлечения коммерческих партнеров. Остальное обеспечивает инфраструктура: аренда домов и палаток, хостел, кафе, столовая, велопрокат. Практически полностью эти деньги уходят на строительство новых арт-объектов и организацию мероприятия»,— говорит продюсер фестиваля и управляющий партнер парка Юлия Бычкова.

История уникального фестиваля лэнд-арта в Никола-Ленивце из первых уст — о цифрах и инвесторах, искусстве и героях

Юлия Бычкова

Например, билет на фестиваль 2020 года стоит 4,6 тыс. руб., и каждый год цена только растет. Чтобы снять домик, нужно заплатить от 14 тыс. руб. за две ночи, если палатку — то от 6 тыс. руб. Место в кемпинге стоит 1,5 тыс. руб. Конечно, это цены, которые выше в полтора-два раза обычных именно из-за «Архстояния», но спрос на жилье большой, поэтому номера и палатки раскупаются еще до мероприятия.

Конечно, периодически в арт-парке появляется большой и дорогой объект — в прошлом году таким был «Угруан» Полисского, в этом — «Красный лес» Игоря Шелковского. И если первый возвели на деньги, полученные с президентского гранта, то к строительству второго пригласили партнера в формате культурного меценатства — Музей AZ.

Искусство спасает деревню

Как бы то ни было, главный актив «Никола-Ленивца» — это произведения искусства и атмосфера свободного творчества. По сути, это единственный в своем роде парк лэнд-арта в России, а «Архстояние» — фестиваль, дающий площадку для ничем не ограниченного высказывания. Именно это привлекает сюда более 250 тыс. гостей ежегодно. Все они по-своему помогают местному населению: снимают жилье, покупают еду и сувениры, ужинают в кафе у местных фермеров. А те самые деревенские мужики, которые помогают строить объекты, уже давно официальные работники «Никола-Ленивецких промыслов».

«Если сказать коротко, наша жизнь улучшилась. Появился гостиничный бизнес: открылись гостевые дома, хостелы, работают кафе. А это значит, что жители всех ближайших деревень могут работать и зарабатывать на жизнь»,— рассказал Алексей Годовиков, глава поселения Угорское, к которому относятся как Никола-Ленивец, так и деревни Кольцово и Звизжи.

Как дальше будет развиваться «Архстояние»

По мнению основателей, постепенно, но в правильном направлении. В ближайшие пять лет расширят жилую и сервисную инфраструктуру, построят гостевые дома, проложат новые маршруты, посадят деревья. «По-новому решили посмотреть и на наш ландшафт, для этого пригласили к сотрудничеству Петера Меркеля из Швейцарии»,— добавляет Антон Кочуркин.

Не прошел стороной и коронавирус. В этом году пришлось отказаться от детского «Архстояния», заменив его детскими выходными с меньшим количеством гостей и развлечений. Основной же фестиваль перенесли на 4–6 сентября. «Удивительно, но мы наблюдаем наплыв людей в парк просто на выходные, а значит, и прирост выручки: люди устали от запретов, они хотят отдохнуть, пусть и не вылетая за пределы страны»,— добавляет Юлия Бычкова. Кроме того, в парке соблюдаются все меры безопасности: здесь много пространства и можно держать дистанцию, установлены санитайзеры, а сотрудники кафе работают в перчатках и масках.

«Когда мы только начинали, никто не знал, что будет дальше, чем все закончится и закончится ли. Но почему-то за 15 лет ничего подобного в России не появилось! — восклицает Николай Полисский.— Сейчас »Никола-Ленивец» и »Архстояние» — это сумасшедшая Мекка, куда стекаются тысячи людей. Фестиваль развивается, это движение, которое уже ни от кого не зависит — этим оно и хорошо. Но при этом, как говорят мои ребята, »За все ответит Дядя Коля!»».

Марта Сахарова

Источник